Растим малышей осознанно и естественно

О группе

У молодых мам с рождением ребёнка возникает множество вопросов, даже если они и предварительно читали информацию о том, как ухаживать и растить младенцев. Ведь прочитать про путь и пройти его - это далеко не равнозначные понятия!


Именно поэтому с рождением ребёнка у женщины часто меняются её установки, направленные на ребёнка, например во время беременности женщина думала, что не будет долго кормить грудным молоком, максимум пол года, но с рождением ребёнка поняла и почувствовала какое благо для ребёнка материнское молоко, и решила не ограничивать грудное вскармливание в сроках.
А например, другая будущая мама планировала пользоваться только одноразовыми подгузниками, ведь это удобно. Но когда родился её малыш оказалось, что подгузники при частом ношении ему приносили неудобство,кожа краснела, поэтому она начала искать альтернативу, а она ведь всегда есть! Оказалось что можно практиковать раннее высаживание младенца или многоразовые подгузники...
Эти примеры я привожу для того, что бы показать что если вас что-то не устраивает в том как растёт ваш малыш, то всегда можно найти другой подход в заботе о младенце, который будет больше ему подходить, более природный и естественный. Ведь любая любящая мама желает своему ребёнку лучшего!
Здесь вы найдёте ответы на многие свои вопросы как максимально естественно заботиться о растущем ребёнке!

Последние Новости

Почему ребёнок не хочет пользоваться горшком

Несмотря на свободный доступ к информации, мамы и папы не всегда знают, как научить ребёнка ходить на горшок и с какого возраста приучать ребёнка к горшку.

Многие прислушиваются к советам бабушек, нянь, знакомых, но так ли эти советы хороши? Мне хочется поделиться собственным опытом приучения к туалету двух дочек, который пригодится молодым родителям.

Приучение Дарьи, старшей, начали в 8–9 месяцев. Дочерью занималась няня, женщина в возрасте, которая «всё знала и умела». В год малышка, как только слышала: «Даша, пошли пописаем», быстренько усаживалась на горшок. Я не могла нарадоваться! Ещё бы! Дочь самостоятельно ходит в туалет! Я ещё не знала, что ждёт меня впереди.

Первые проблемы появились, когда девочке исполнилось полтора года. Успешные походы в туалет становились реже, штаны мокрыми — чаще. Я не могла понять, в чём причина. Ситуацию усугубляла бабушка, чьи дети уже в год просились на горшок. Ещё мне нужно было отправляться на учёбу, а Даше — в детский сад. Нас соглашались принять, если Дарья научится самостоятельно кушать и пользоваться туалетом.

До первого похода в садик оставалось два месяца. Я старалась усадить дочку на горшок при любой возможности. Часто она не соглашалась, но я усаживала силой, заставляя сидеть по полчаса и дольше. Самым страшным было то, что после таких экзекуций горшок оставался пустым и малышка пачкала штаны через пять минут после того, как ей разрешали встать.

Позже выяснилось, что приучать ребёнка к горшку раньше 18 месяцев — пустая трата времени и нервов. Но тогда мне казалось, что я всё делаю правильно. Когда просьбы, мольбы, угрозы и наказания не принесли желаемого результата, я решила оставить всё как есть.

когда начинать приучение ребёнка к горшку

Почему так «поздно»

К появлению младшей дочери Евгении мои взгляды на воспитание изменились — сказалось влияние жизненного опыта и изученной литературы. Пока Жене не исполнилось полтора года, речь о горшке даже не шла. Родственники, которые интересовались успехами дочери в плане туалета, посвящались в тайны детской физиологии.

Мочевой пузырь — гладкомышечный орган, выход из которого закрывает сфинктер. Моча, постоянно вырабатывающаяся почками, скапливается в мочевом пузыре. Взрослый человек способен сознательно контролировать работу сфинктера, но у детей до двух лет орган опорожняется самопроизвольно, как только в нём соберётся определённое количество жидкости. Аналогичные процессы происходят в прямой кишке. Объясняются они незрелостью центральной нервной системы. Как бы вы ни старались сделать так, чтобы годовалый самостоятельно ходил в туалет — не получится. Даже «самые эффективные» методы и советы не принесут результата.

Многие возразят и приведут в пример соседок-подружек, чьи дети ходят в туалет с полугода. Если мама час-два подержит малыша над тазом, то он, конечно, пописает. Мамино «пи-пи» выступает в роли раздражителя. Со временем вырабатывается условный рефлекс, и малыш мочится, как только услышит сигнал.

При таких обстоятельствах кто-то считает, что ему удалось приучить годовалого ребёнка к горшку, но это совсем не тот результат, который нужен. О необходимости сходить в туалет должны говорить позывы к мочеиспусканию и дефекации, которые ощущает малыш, а не слова мамы, шум воды и другие внешние раздражители.

как правильно приучать ребёнка к туалету

Когда начинать приучение

О том, что младшая дочка, Евгения, в 1 год 10 месяцев готова садиться на горшок, говорили такие признаки:

дефекация происходила примерно в одно время;
интервал между мочеиспусканиями составлял 1,5–2 часа;
малышка испытывала дискомфорт в мокрых подгузниках и демонстрировала это разными способами: характерными звуками, гримасами;
девочка пыталась самостоятельно раздеться и могла в течение нескольких минут посидеть спокойно.
Важный момент — дочка хорошо понимала речь взрослых, исполняла простые просьбы «подай-принеси-подними».

Как приучать

Для меня главным стал принцип постепенности. В первые дни младшую дочь высаживали на горшок после сна. Как правило, попытки были успешными, дочка получала порцию похвалы и ласковые объятия.

Постепенно частоту высаживаний увеличивали, но при этом старались следить, чтобы интервал между ними был не менее часа. Большое внимание уделялось тону разговора — малышке просто предлагали сесть на горшок. В случае отказа никто не настаивал и не упрашивал. В первые несколько раз все действия подробно комментировались — это превратило высаживание в своеобразный ритуал и позволило ребёнку выучить последовательность действий.

Первое время горшок стоял на видном месте в гостиной. Это причиняло неудобства в эстетическом плане, но выбор был оправдан. В гостиной мы проводили много времени, и он всё время был поблизости. Когда дочь начала проситься в туалет, близкое расположение позволяло моментально воспользоваться предметом. Как только я увидела, что Евгения не просто говорит, что хочет писать, а способна несколько минут потерпеть, горшок перенесли в туалет.

Спокойствие и терпение сделали своё дело — в 2,5 года малышка окончательно попрощалась с подгузниками.

Ночью в туалет младшую дочь не будили — Евгении предлагали воспользоваться горшком перед сном. Отличным средством для подстраховки стала непромокаемая пелёнка — девочка спала без подгузников, но постель оставалась сухой. Потребность в пелёнке отпала в три года.

Наибольшая сложность, с которой я столкнулась в этот период — необходимость отбивать нападения родственников и объяснять, что с трёхлетнего возраста абсолютное большинство детей успешно пользуется туалетом и моё чадо не станет исключением.

как правильно приучать ребёнка к горшку

Чего нельзя делать

В заключение хотелось бы дать родителям такие рекомендации:

не спешите;
не приучайте малыша к горшку в период болезни или прорезывания зубов;
не напоминайте ему о необходимости пописать каждые пять минут;
записывайте время последнего мочеиспускания и повторяйте высаживания не раньше, чем через час;
ни в коем случае не стыдите и не наказывайте ребёнка за грязные штаны — это вызовет только отрицательные эмоции;
если видите, что попытки безуспешны, повторите их через месяц.
Почему у некоторых мам, несмотря на все старания, ничего не получается? Основная причина — слишком ранние попытки научить малыша пользоваться туалетом. Именно это произошло со мной. Ребёнок — прежде всего, индивидуальность. Дети растут и развиваются по-разному, и это нужно учитывать.

Второй фактор — дети часто забывают, о чём их просят. Малыш просто не в состоянии обработать и запомнить всю поступающую информацию. Результат — мокрые штаны.

Жаль, что, когда старшая дочь была маленькой, у меня не было нужных знаний и опыта. Благодаря моим «стараниям» на горшок Даша так и не села. К счастью, воспитатели с пониманием отнеслись к ситуации и предложили малышке унитаз. В два года дочка пользовалась туалетом наравне с остальными.
Марина Белоус

Упражнения, рекомендуемые детям с плоскостопием

1. Упражнение "каток" - ребенок катает вперед-назад мяч, скалку , или бутылку. Упражнение выполняется сначала одной, затем другой ногой.

2. Упражнение "разбойник" - ребенок сидит на полу с согнутыми ногами. Пятки плотно прижаты к полу и не отрываются от него в течение всего периода выполнения упражнения. Движениями пальцев ноги он старается подтащить под пятку разложенное на полу полотенце (или салфетку), на котором лежит какой-нибудь груз (например, камень). Упражнение выполняется сначала одной, затем другой ногой.

3. Упражнение "маляр" - ребенок, сидя на полу с вытянутыми ногами, колени выпрямлены, большим пальцем одной ноги проводит по подъему другой ноги по направлению от большого пальца к колену. "Поглаживание" повторяется 3-4 раза. Упражнение выполняется сначала одной, затем другой ногой.

4. Упражнение "сборщик" - ребенок, сидя на полу с согнутыми коленями, собирает пальцами одной ноги различные мелкие предметы, разложенные на полу (игрушки, прищепки для белья, ёлочные шишки и др.), и складывает в кучки. Другой ногой он повторяет то же самое. Затем без помощи рук перекладывает предметы из одной кучки в другую. Следует не допускать падение предметов при переносе.

5. Упражнение "художник" - ребенок карандашом, зажатым пальцами ноги, рисует на листе бумаги различные фигуры, придерживая лист другой ногой. Упражнение выполняется сначала одной, затем другой ногой.

6. Упражнение "гусеница" - ребенок сидит на полу с согнутыми коленями, пятки прижаты к полу. Сгибая пальцы ног он подтягивает пятку вперед к пальцам, затем пальцы снова распрямляются и движение повторяется (имметация движения гусеницы). Передвижение пятки вперед за счет сгибания и выпрямления пальцев ног продолжается до тех пор, пока пальцы могут касаться пола. Упражнение выполняется обоими ногами одновременно.

7. Упражнение "кораблик" - ребенок, сидя на полу с согнутыми коленями и прижимая подошвы ног друг к другу» постепенно старается выпрямить колени до тех пор, пока пальцы и пятки ног могут быть прижаты друг к другу (старается придать ступням форму кораблика).

8. Упражнение "мельница" - ребенок, сидя на поду с выпрямленными ногами, описывает ступнями круги в двух направлениях.

9. Упражнение "серп" - ребенок, сидя на поду с согнутыми коленями, ставит подошвы ног на под (расстояние между ними 20 см). Согнутые пальцы ног сначала сближаются, а затем разводятся в разные стороны, при этом пятки остаются на одном месте. Упражнение повторяется несколько раз.

10. Упражнение "барабанщик" - ребенок, сидя на полу с согнутыми коленями, не касаясь пятками пола, двигает ступнями вверх и вниз, касается пола только пальцами ног. В процессе выполнения упражнения колени постепенно выпрямляются.

11. Упражнение "окно" - ребенок, стоя на полу, разводит и сводит выпрямленные ноги, не отрывая подошв от пола.

12. Упражнение "хождение на пятках" - ребенок ходит на пятках; не касаясь пола пальцами и подошвами.

Продолжительность таких занятий 10 минут. Перед упражнениями следует походить на носках, затем попрыгать на носках через скалку - на одной и на двух ногах.

8 СПОСОБОВ НАУЧИТЬ РЕБЁНКА ЖДАТЬ БЕЗ НЫТЬЯ

Пока очередь дошла до кассы, ваш ребёнок внёс в 45-ю версию вопроса «мы ещё до-о-олго?» интонацию пожарной сигнализации, а ещё успел вступить в рукопашный бой с тележкой.

А ведь вы стояли в очереди вторыми! Как помочь ребёнку пережить тягостные моменты ожидания и сделать так, чтобы он не мучился сам, не выводил из себя других, и, разумеется, не действовал на нервы вам.

Многие заметили, что дети с трудом переносят увлекательнейший девятичасовой перелёт, и даже высказали их родителям всё, что они думают о поведении этих невоспитанных… Да-да, мамаша… Расселись тут, а он, между прочим, ногой в спинку кресла уже четвёртый раз пинает!

Да и родители стараются лишний раз не брать малыша на совещание, посвящённое проблемам нефтегазовой отрасли. Что там! Родители боятся брать детей даже на балет — хотя на балете, в отличие от совещания, всё происходит под музыку, и в целом зрители засыпают гораздо позже.

Эксперимент с маршмеллоу

Вопрос «сколько дети могут терпеть» занимает не только нас, но и учёных. Американский психолог Уолтер Мишел провёл первую версию своего знаменитого зефирного теста ещё в конце 60-х годов.

Экспериментатор клал перед дошкольником зефир. Тут внезапно у взрослого появлялись срочные дела, он выходил, но перед этим говорил, что если ребёнок дождётся его возвращения, он получит ещё один маршмеллоу. Проверялась способность детей к самоконтролю: смогут ли они отложить немедленное удовольствие и дождаться увеличенной награды. Спустя годы Мишел провёл ещё ряд исследований и выяснил, что те ребята, которые в детстве заработали бонусную зефирку, чувствуют себя благополучнее, чем их товарищи. Во всяком случае, баллы за тест SAT и уровень образования у них были выше, индекс массы тела — ниже, да и по другим показателям вышли сплошные преимущества. Не секрет, что самоконтроль влияет на успех часто сильнее чем уровень интеллекта. Секрет в другом — как им удалось обуздать порыв?

Уолтер Мишел в своей книге The Marshmallow Test: Mastering Self-Control, которая вышла в 2014 году, объясняет, что ребята, которые не ели зефир, пытались отвлечься, а тем, кто не смог себя занять, не осталось ничего другого, кроме как подкрепиться.

С этой стороны, гаджеты — беспроигрышный вариант. Человек бьёт зомби лопатой по темечку и совершенно не ощущает, как вагон несётся в Чертаново. С другой стороны, он в этот момент не учится сам себя занимать: изучать любопытный пыльный узор на ботинках напротив сидящих, пересчитывать соседей-альбиносов, сочинять фантастический рассказ «Приключения поручня». В конце концов, у тех ребят из зефирного теста не было под рукой айпада.

Как помочь ребёнку ждать без телефонов и планшетов

1. Поддерживайте и сопереживайте ребёнку в его тягостном ожидании

Первое, что нужно знать о человеке, который не смог дослушать приветственную речь воспитательницы, он вырастет. Способность себя контролировать становится тем лучше, чем больше развита нервная система. Мозг дошкольника функционально не созрел, и «Подожди, киоск с мороженым ещё не открыт!» приравнивается к вашему отказу угощать его пломбиром. А значит, сейчас могут случиться и слёзы, и истерики, в общем, те штуки, из-за которых родитель чувствует неловкость и растерянность. Тут нужно признать чувства парня, оставшегося без эскимо, посочувствовать, возможно, выяснить, какой конфигурации и какого размера нужен вафельный рожок, и отправиться искать его в другое место. Или не искать, это уже не так важно.

Сопереживание и адекватная реакция на странные выходки ребёнка — как раз то, что помогает ему растить самоконтроль.

Задача взрослого — эмпатически помочь младшему перенести дискомфорт в тягостной ситуации. Например, в очереди на карусель вместо злобного шипенья «Хватить хныкать!» мы можем предложить объятия, интересные истории про девочку, которая ждала-ждала, а потом приплыл корабль с алыми парусами и ей удалось послушать оркестр.

Вообще, не нужно рассчитывать на невероятное. Даже если ваш ребёнок уже учится в школе, вряд ли стоит ожидать, что трёхчасовой документальный фильм о бухгалтерском документообороте заставит его неподвижно сидеть на месте со сложенными руками. Не будет удивительным и то, что за это время он успеет разжечь костёр трением палочек, которые он выстругал из ножек впереди стоящего стула.

2. Визуализируйте время

У детей плохо развито чувство времени, особенно когда мы не очень конкретно выражаемся: «Что неясного? Я же говорю — обед будет потом! Позже». Если мы не научили дочь пользоваться часами, даже фраза «Я освобожусь через один час и пятнадцать минут» ни уму, ни сердцу ребёнка ничего не скажет. Когда наступает потом? Когда — позже? А что значит нелепое: «До твоего дня рождения ещё два месяца»? Время хорошо визуализировать: «Матч кончится, когда вот эта стрелочка доползёт вот до этого деления», «Зубы чистим, пока пересыпается этот песок», «Папа встанет, когда солнышко поднимется до вот той крыши». Используйте адвент-календари, закрашивайте дни недели, сообщайте, сколько минут мы поднимаетесь по эскалатору, и что печенья должны стоять в духовке 35 минут, ну то есть песок три раза пересыплется. В конце концов, ребёнок догадается, что 10 минут — это не так уж и много в масштабах вечности.

3. Покажите, как время может тянуться и, наоборот, пролетать

Покажите ребёнку, что время может лететь, если ты занят чем-то интересным, и тот же временной отрезок может быть бесконечным, если у вас гостит неприятная тётя Нюра. Играйте в стратегические настолки, где противника нужно брать измором, собирайте марки и займитесь наблюдениями за живой природой. «Видишь, да? Птица не расстроилась, что самец не построил гнездо с первой попытки. А вот сибирский кедр. Он может расти 500 лет. Если мы сядем за ним наблюдать, меня уволят с работы». Покажите стремительному малышу медленных животных («Черепашки-ниндзя» не подходит).

4. Держите слово

Умение подождать связано с доверием и уверенностью в своих взрослых. И, вот приятный сюрприз: как раз те родители, которые чутко реагируют на потребности детей, укрепляют и доверие, и способность воздержаться от истерики. Гораздо легче подождать папу, если ты твёрдо знаешь, что он сейчас сбегает за стремянкой и всё-таки снимет тебя с этого дерева. Папа сказал, папа сделал.

5. Не забывайте, что дети берут пример с родителей

При этом, конечно, мы должны следить за своим поведением. Не рвать на себе волосы, если вам не приходит важное письмо, а дилижанс вообще сбился с пути. Если мы не управляем своими эмоциями и впадаем то в отчаяние, то в глухое раздражение по всякому поводу, ребёнок получает однозначный сигнал: жизнь полна чрезвычайных ситуаций, тут вообще нельзя расслабляться, а противогаз надо держать под рукой.

6. Вооружитесь всем, что может занять ребёнка дольше чем на пять минут (и едой тоже)

Если вы собираетесь ехать в поезде дальнего следования, и у вас пока нет возможности медитативно наблюдать за убегающей рекой времени, стоит подумать о том, как обезопасить от ваших детей окружающих. Для малышей умные мамы берут с собой исследовательские наборы.

Верёвочки, бусы, разноцветная проволока, палочки, наборы для творчества и пальчиковые игры, книжки, блокноты, мелки и карандаши — отлично срабатывают при минимальной поддержке. Самые юные могут посвятить себя работе с канцелярским скотчем и сортировке пуговиц, дети постарше будут рады книгам (вы тоже можете почитать им вслух), словесным играм и прочим крестикам-ноликам.

И не забудьте позаботиться о бытовых моментах. Наука говорит нам о том, что под действием голода, сильного напряжения или расстройства, всякий норовит скатиться к дёрганью взрослых за штанину и неприятному нытью, что может порядком испортить игру в города.

7. Отмечайте попытки ребёнка терпеть

Стэндфордский профессор Келли Макгонигал в книге «Сила воли. Как развить и укрепить» сообщает, что сила воли тренируется, подобно мышцам. У детей она работает похожим образом. Каждый раз, откладывая минутный импульс, младший становится всё более волевым человеком. Будет не лишним говорить о том, что вы цените усилия ребёнка и верите в него: «Ваня! Ого! Ты отказался от манеры внезапно дёргать стоп-кран! Я вижу, что тебе удаётся побеждать и руки, и подозрительные стоп-краны. Ты, брат, силен!»

8. Напоминайте ребёнку о долгосрочной цели

Психологи из Колорадского университета в Боулдере провели исследование, из которого стало ясно, что перед лицом опасности гораздо эффективнее говорить ребёнку о глобальной цели, нежели убеждать его досчитать до десяти. Видя, что сынок готовится съесть торт, хотя до прихода гостей осталось ещё два оборота минутной стрелки, не говорите ему: «Петь, прежде чем случится непоправимое, сосчитай до десяти!» (вообще такой дикий метод только колорадским учёным и мог прийти в голову). Эффективнее будет выкрикнуть другое: «Стой! Ты же хотел показать другу Васе розочку на торте! Мы же вместе её делали!». А теперь уберите лучше угощение подальше на полку. Зачем зря мучить ребёнка.

Автор: Ирина Прибора

О ЧЕМ ДЕТИ ПЛАЧУТ И НЕ РАССКАЗЫВАЮТ РОДИТЕЛЯМ…

Вчера был самый тяжёлый день в моей жизни! Да! Так больно мне не было никогда – ни в детстве, никогда‑либо потом.

Мы с младшей Тонечкой гуляли, чем‑то занимались дома. Пришла из школы Варвара, чуть позже из сада две средние. Всё было, как всегда.

К вечеру девчонки почему‑то поссорились, раскричались, я «рявкнула», чтобы успокоились. В общем, обычная история.

Вернулся с работы муж, всех помирил, обогрел (это он умеет). Девчонки рассказали ему свои маленькие беды, обиды. И всё сразу забылось. И опять любовь, смех, игры.

Только старшая, Варюша, была всё время какая‑то очень грустная. Смотрела на меня своими печальными глазищами и как будто что‑то хотела сказать.

«Варя, ты хочешь со мной поговорить?» – спросила я. «Да, мама!».

Мы закрылись в комнате. Сидим – молчим. Только вижу, глаза её наполняются слезами. «Ну, говори, дочь, не молчи…».

И Варя заговорила…

«Мама, ты знаешь, я очень тебя люблю… Но вот сейчас ты была не права… Ведь я могу сказать, что ты была не права?» – «Можешь, Варя!».

«Мы с девочками поссорились, ты сказала, чтобы мы «Быстро прекратили и ушли с кухни», а ведь даже не спросила, что случилось. А я просила их, чтобы мы вместе тебе помогли, убрались. А они разбаловались. Я так расстроилась! И так хотела, чтобы ты меня обняла! А ты рассердилась».

Я прижала к себе дочку. «Прости меня, Варенька!».

А она всё говорила. Говорила… То, что я никогда не знала. О чём просто не думала. Хотя считала, что у нас с ней близкие, доверительные отношения.

Она говорила и как будто выплескивала всё, что копилось годами в её нежной душе, всю ту боль, которую я, мать, безумно её любящая, ей нанесла.

Говорила о каком‑то утёнке, которого долго и старательно вырезала в пять лет и хотела мне подарить, чтобы порадовать. А я отругала её за разбросанные везде обрезки бумаги и клей на полу. Оказалось, она ещё долго спала с ним под подушкой и грустила, что они с утёнком маме не нужны.

Говорила, что когда родилась Сонечка, она тоже хотела стать опять маленькой. Потому что я всё время провожу с малышкой. Что хотела, чтобы и её всё время брали на руки и целовали в головку… И даже стала пытаться «сюсюкать» «как малыши»… А я ей строго: «Не кривляйся!»

Говорила, как её кто‑то обидел в школе, и она очень хотела со мной поговорить, поплакаться. А я была чем‑то занята и отмахнулась: «Потом!»

Как сделала на труде красивую поделку и мчалась домой мне её подарить, а я отругала её за тройку. И поделка так и осталась валяться в портфеле.

Говорила, что я очень хорошая, но вспыльчивая. И она часто залезает к себе на второй этаж кровати и представляет, как было бы хорошо, если бы я всегда была спокойная, ласковая. А ещё мечтает, чтобы мы сели всей семьёй и налепили пирожков. И пусть вся кухня будет в муке и тесте, зато как весело.

И как ей больно, когда мы с папой иногда вздорим: «Ведь вы такие хорошие, так любите друг друга… Никогда, слышите, никогда не ссорьтесь!».

И много всего говорила… А я сидела, слушала… И теперь уже у меня слезы катились градом.

«Мамочка, ты не обиделась, что я тебе это сказала? Я давно хотела, просто боялась тебя расстроить! Рассказала сейчас тебе, и мне стало так легко!»

Нет, доченька моя любимая, я не обиделась. Мне просто больно. Больно за то, что я так быстро забыла себя в детстве.

Как я сама плакала, когда работающим и вечно занятым родителям было некогда меня выслушать. И я ночами выплакивала свои беды плюшевой собаке Биму.

Как лет в шесть хотела сделать подарок родителям на Новый год и склеила из картона домик. Радостно помчалась к ним в комнату подарить, а у них были какие‑то проблемы, и они выпроводили меня: «Потом! Иди, уберись в комнате!». И как я рыдала в обнимку с этим домиком.

Как я ревела из‑за чего‑то, а мне говорили: «Прекрати сейчас же! Это ерунда!». А для меня это не было ерундой, понимаете?!

И я обещала себе, что со своими детьми у меня будет всё совсем по‑другому. Всё! По‑другому!

Как же мы, родители, всё быстро забываем! Какими важными, умными, строгими мы становимся. Какими чёрствыми! И как раним мы наших детей тем же, чем ранили нас порой наши родители – случайно, не подумав. Почему мы перестаём понимать, что то, что не важно для нас, может быть важно нашим детям? Почему мы не слышим их?

Мы долго сидели с дочкой, обнявшись, рассказывали друг другу о себе… плакали… Весь вечер проревели.

Да! Это был самый тяжёлый день в моей жизни. И одновременно прекрасный! День новой жизни, в которой я постараюсь СЛЫШАТЬ вас, мои драгоценные девочки.

Автор: Елена Кучеренко

Дети тысячелетиями вырастали без всяких детских садов!

В некоторых семьях вопрос, отдавать в сад или нет, не стоит, просто потому, что нет другого выхода: маме надо идти на работу.

В других необходимости такой нет, но есть давление старшего поколения и социума, которые твердят о необходимости для ребенка «социализации», без которой «потом будет трудно в школе». Такие семьи часто мучительно размышляют и даже ссорятся на тему: отдавать в сад или нет. А некоторые и на консультацию приходят с этим вопросом.

Для начала важно понимать, что сама необходимость отдавать ребенка в учреждение вызвана нашим образом жизни – жизнью в больших городах с работой далеко от дома.

До эпохи урбанизации и эмансипации проблемы не возникало вовсе: дети, находящиеся на стадии развития привязанности, которую мы назвали «под присмотром», действительно были просто под присмотром взрослых, занимаясь своими детскими делами или по мере сил помогая родителям по хозяйству.
Все это не требовало драматического разлучения с родителем на весь день, и «социализация» – то есть умение общаться с людьми не из своей семьи – приобреталась сама собой, в процессе игр, ссор и примирений с соседскими детьми.

Сейчас так не получается у большинства людей: выпустить ребенка играть во двор одного невозможно, с ним непременно кто-то из взрослых должен «гулять» – то есть ничего другого в это время не делать. Сочетать работу, приносящую деньги, с присмотром за своим ребенком-дошкольником могут только очень немногие, те, кто работает вне офиса и по свободному графику.

Поэтому искать ответ на вопрос «необходим ли на самом деле детский сад ребенку для развития» нет смысла. Программой развития ребенка такая искусственная форма воспитания не предусмотрена.

Дети тысячелетиями вырастали без всяких детских садов. И возникли они не как форма «дошкольного образования, развития и социализации», а просто как детохранилища – чтобы отпустить матерей к станкам и кульманам.
Да, старшее поколение не представляет, как можно иначе, но история человечества однозначно утверждает, что вполне можно.

***
Другая крайность – представлять детский сад каким-то безусловным злом. Он становится злом, если неизбежен и обязателен для всех, как становится злом любое насилие над интимной, семейной сферой жизни. Но как услуга и возможность он злом не является, и, если у семьи есть необходимость отдать ребенка в детский сад – ничем непоправимым и ужасным это не обернется, при условии, что услуга эта качественная, что в данном случае означает: ребенок в саду будет чувствовать себя хорошо.

Не «социализируется» или «подготовится к школе», а просто будет чувствовать себя хорошо, что бы это ни значило для вашего конкретного ребенка. Условием этого, как мы уже понимаем, может быть достаточная защита и забота со стороны взрослого, готовность садика и воспитателей отвечать на потребности детей, учитывать их чувства и состояния.

Способность присваивать роли, о которой шла речь выше, проявляется и в том, что после 4 лет ребенку легче принимать заботу чужого взрослого, если тот будет представлен родителями как свой «заместитель» – например, воспитательница в детском саду. Если она дает ребенку понять, что он может рассчитывать на защиту и заботу с ее стороны, у него постепенно включаются доверие и следование, и ему может быть достаточно комфортно с таким заместителем.

Конечно, если вместо этого он встречается с насилием, равнодушием или инфантильным поведением, спокойно ему не будет. Как и в том случае, когда воспитатель не желает быть заместителем, а ведет себя так, словно он важнее родителей, пытается доминировать над ними, поучать, выговаривать им.

Некоторые сотрудники детских учреждений, похоже, искренне уверены, что это дети и родители существуют для того, чтобы садик хорошо работал, а не наоборот.
Поэтому, выбирая для ребенка детский сад и группу, важно смотреть не столько на оборудование и расписание развивающих занятий, сколько на личность воспитательницы. Как она с детьми разговаривает, вступает ли в личный контакт, смотрит ли в глаза, обнимает ли, внимательна ли к состоянию ребенка, а не только к его поведению? Нравятся ли ей дети, может ли она привлечь их внимание и вызвать у них следование, не прибегая к насилию, весело и доброжелательно? Сколько вообще детей приходится на одного воспитателя?

Даже педагогический гений не сможет удержать достаточно личный контакт с группой из двадцати пяти четырехлеток. Не загружен ли воспитатель сверх меры делами, не связанными с детьми: заполнением бумаг, наведением стерильной чистоты, подготовкой к занятиям? Ведь для ребенка все устроено просто: нет личного контакта с постоянным взрослым – здравствуй, стресс.

Именно от отношений воспитателя с детьми прежде всего зависит, будет ли ребенку в саду хорошо. Ну, и конечно, очень важно, чтобы воспитательница нравилась родителям, чтобы они сами чувствовали к ней доверие, если нет – ребенок это всегда интуитивно считает и будет в стрессе уже заранее.

Есть среди сегодняшних родителей люди, очень сильно травмированные опытом собственного пребывания в детском саду. Я тоже к ним отношусь – вспоминаю детский сад как кошмар, с насильственным кормлением, пыткой дневным сном, орущим персоналом и унизительными наказаниями. Поэтому старшего ребенка отдавать в сад я совсем не хотела – как же можно моего нежного мальчика – в такой ужас? К счастью, у нас была бабушка, и оставить его дома было возможно; они гуляли, он много играл, во дворе было пара приятелей, ходили на одну развивалку – этого хватало.

Однако с дочерью все оказалось иначе. Уже лет с трех она буквально бросалась на ограду соседних детских садов – стремилась к детям, играть. Так что в четыре с половиной мы ее в сад все же отдали – правда, в платный и лишь на полдня. И ей там очень нравилось, а заодно я немного подправила свой внутренний образ детского сада как чуть ли не концлагеря.

Я очень благодарна ее воспитательнице – немолодой, очень спокойной женщине, которая, казалось, никогда не обращалась к группе детей в целом – всегда к каждому лично, глядя в глаза, называя по имени, а то и положив руки на плечи, чтобы удержать внимание ребенка. Дети явно доверяли ей и слушались, в группе не было скандалов и драк, но полностью мы оценили ее, когда она заболела и три недели не появлялась на работе. Заменяли ее не такие опытные и все время меняющиеся воспитатели, и группа быстро пошла вразнос, дети стали капризничать по утрам и не хотели идти в сад, а еще через несколько дней просто один за другим подхватили простуду и остались дома две трети группы. Как только «наша» воспитательница вернулась – всё за три дня наладилось, больше никто не просился домой и не болел.

Но и в этом действительно прекрасном садике я видела, как тяжело детям, которым еще не исполнилось трех (там были разновозрастные группы). Они выглядели потерянными, висели на воспитательницах, часто плакали или приходили в нездоровое возбуждение, носились и вопили, словно пытаясь выплеснуть стресс. Честно говоря, непонятно было, чем руководствовались их родители, ведь стоимость сада была примерно равна стоимости няни, которая занималась бы только одним ребенком в привычной для него домашней обстановке.

Если все же речь идет о детском садике или яслях для самых маленьких, а в некоторых странах приходится отдавать детей в ясли уже в первые полгода, то важно, чтобы воспитатели, во-первых, были постоянными, не менялись как в калейдоскопе, а во-вторых, чтобы на каждого взрослого приходилось не больше трех-четырех младенцев, чтобы детей могли таскать на руках, разговаривать с ними, неспешно и ласково мыть, кормить, укладывать.
Тогда воспитатель входит в круг привязанностей ребенка, и он может чувствовать себя в яслях относительно спокойно.

Но и в самых прекрасных условиях с добрыми воспитателями ребенок, конечно, будет скучать по маме, а если он в саду подолгу, а сад формата «вас много, а я одна», – по сути, речь идет уже о недостатке заботы и контакта со взрослым, о состоянии депривации, у которого могут быть достаточно серьезные последствия.

***
В чешском фильме, снятом при участии психологов под руководством Зденека Матейчика, есть сцена, впечатляющая до слез.

Ясли-пятидневка (напомню, в крупных промышленных городах социалистических стран они были обязательно и пользовались ими очень многие семьи). Вечер пятницы. За детьми начинают приходить родители. Они звонят в дверь, им открывают и выводят в прихожую их ребенка.

Крупным планом – группа малышей за столом. Воспитательница что-то с ними рисует, пытаясь занять. Они сидят в рядок и даже через экран чувствуется, как напряжены. Раздается звонок – и все дети вытягивают шейки, смотрят во все глаза на дверь с мучительной надеждой: за мной? мои? Нет, другие… Плечики повисают, глаза опускаются, губы депрессивно ползут вниз. И снова звонок – может быть, это мои? И снова все столбиком, слушают-смотрят – за кем? Кому-то повезло, и он, счастливый, полусмеясь-полуплача выходит из-за стола. А другие снова никнут.

Ничего особенного. Никто детей не обижает. Воспитатели явно заботливы, и вообще все хорошо – вот-вот придут родители. Но невозможно смотреть. А ведь дети так жили – каждую неделю, каждый день.

А как же «социализация» и «подготовка к школе»? К сожалению, на постсоветском пространстве у этого слова часто есть и еще один, довольно зловещий смысл: заранее «обтесать» ребенка под функционирование в качестве «воспитанника учреждения». Приучить его терпеть стресс от пребывания в большой группе без своего, защищающего взрослого, натренировать на отключение от собственных чувств и потребностей ради того, чтобы не выбиваться из группы.

Неслучайно в устах учителей начальной школы «ну, вы же в сад не ходили» звучит часто как претензия: почему ребенок не обтесан заранее, почему он слишком ребенок, слишком живой.
И вот такая «социализация», даже если она неизбежна, пусть случится как можно позже, когда у ребенка будет больше ресурсов, чтобы сохранить себя в любых условиях. Когда нам показывают «детсадовского» ребенка, который быстро привык к школе, в отличие от домашнего, который то плачет, то нарушает правила, то отказывается туда идти, это на самом деле значит только одно – весь тот стресс, который сейчас переживает домашний, его садовский сверстник пережил несколько лет назад – будучи младше и беззащитнее. Тогда, может, будем сразу из роддома в армию отдавать – пусть уж привыкнет, зато потом будет легко?

На вопрос про детский сад нет одного для всех ответа. Дети разные, ситуации в семьях разные, сами детские сады разные. Обязанность родителей – все эти факторы оценить и ответственно принять решение, взвесив плюсы и минусы.
Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место. Такая длительная игровая комната. Магазин хочет, чтобы вы спокойно и с удовольствием покупали, а общество хочет, чтобы вы работали. Удобно оставить в игровой ребенка, выбирая мебель? Конечно, если для ребенка это в удовольствие или как минимум безопасно, а вам нужно иметь свободные руки и голову. Удобно пользоваться детским садом? Да, при тех же условиях.

Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось – он ничего важного для развития не потеряет.

Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.

Если под социализацией имеется в виду общение со сверстниками, ролевые игры с ними, то не во всяком детском саду для этого много возможностей, может быть, игровая комната в ИКЕЕ, дача или ближайший сквер с постоянной компанией гуляющих мам с детьми дадут вашему ребенку не меньше.

К собственно обучению, к совершенно новым по сути отношениям не с временно исполняющим обязанности родителя, а наставником, ребенок будет готов чуть позже, после следующего кризиса.

/отрывок из книги Людмилы Петрановской «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»/

С тех пор, как вы стали матерью

С тех пор, как вы стали матерью, ваше представление о себе изменилось, перемены, через которые вы проходите, угрожают сокрушить все то, что вы знали о себе.


Почему возникли такие сильные чувства к ребенку и острое восприятие роли матери? Во-первых, он совсем недавно жил в вашем теле. Отсюда ощущение единства с ним, будто вы, - одно создание. Если новорожденный выведен из равновесия, вы ощущаете то же самое не просто из симпатии к нему, а потому, что вы с ним до сих пор испытываете одни и те же эмоции. Если он напрягает мышцы, вы тоже напрягаетесь. Если у него проблемы при кормлении грудью или нелады со здоровьем, вы воспринимаете все так, будто это касается лично вас, если плохо ему, плохо и вам. Ваше дитя еще более интенсивно переживает это единство. Пройдет много месяцев, прежде чем придет осознание себя как самостоятельного человека, со своим местом в жизни. ✨
У. и М. Сирз, "25 главных советов молодой маме".

Екатерина Мурашова: 10 главных ошибок родителей.

Когда ребенок приходит в этот мир, все, в первую очередь родители, хотят, чтобы он был счастлив и вырос хорошим человеком. Что же происходит потом?

В какой-то момент у нас начинают происходить сбои, ведущие к противоположному эффекту. Мы обсудим десять основных заблуждений, связанных с воспитанием ребенка.

1. Я буду жить для своих детей

«Мне есть для чего жить. Я буду жить для своих детей. Их воспитание — моя основная задача».

Никто не может быть целью ни для кого — это слишком большая ответственность, которая ложится на плечи новорожденного. Если я живу для тебя, ты должен мне чем-то ответить, соответствовать моим ожиданиям. Наступает момент, когда ребенок этого сделать не может, из-за чего начинает испытывать чувство вины. Он понимает, на какие жертвы пошли ради него родители. Еще двести лет назад женщина, вошедшая в репродуктивный цикл, имела пять-шесть детей, небольшое кладбище умерших младенцев и жила для того, чтобы поставить на ноги выживших. Дети вполне спокойно это воспринимали, потому что ее самопожертвование делилось на всех. Сейчас зачастую на одного ребенка сваливается не только мать, живущая ради него, а еще бабушки и дедушки с двух сторон, которые долго-долго его ждали. Для ребенка это тяжело психологически, в связи с этим могут возникнуть проблемы. В какой-то определенный период времени человечеству удалось победить детскую смертность и практически все инфекции, которые косили целые города. Сохранилась только одна вещь — это нервно-психические заболевания, и они постоянно молодеют: юношеская депрессия, болезнь Альцгеймера, расстройства аутистического спектра и другие. Всего одной ошибки, связанной с установкой «мне есть для чего жить», хватит для обеспечения невротического развития у ребенка.

2. Игра в демократию

«Ребенок — равная мне личность. Свобода, равенство и братство».

Вы видели утку с утятами, как они ходят: впереди идет мать, а за ней детеныши. Были ли когда-нибудь утята, которые уходили в другом направлении? Конечно, были, только они отсеялись естественным отбором. Их съели. В процессе эволюции с помощью естественного отбора выбирались детеныши, способные следовать за самкой, или за двумя родителями, если у вида воспитание осуществляется совместно. И вот ребенок попадает в мир, где ему говорят: «Ты равная мне личность». В таком мире он вынужден распоряжаться взрослыми людьми, а это ему не по силам. В результате мы вновь имеем невротизацию. Зачастую «игра в демократию» уходит с корнями в детство родителей. У большинства из них были сложные отношения в семье, поэтому теперь они хотят стать «друзьями» со своими детьми. Как правило, это прихиппованная мать-одиночка с сыном, который согласен на все, лишь бы она его не трогала, а она пытается «быть хорошей матерью» и другом. Это единственный вариант демократического воспитания. В большой семье такая ситуация невозможна, потому что всегда кто-то будет выбиваться. Когда вы ведете себя как «большая утка», строите для ребенка мир, с его опасностями и «прекрасностями» — это и есть уважение и должное поведение по отношению к нему. Потому что он пришел в мир под ваше крыло, и должно пройти некоторое время, прежде чем он скажет, что уже вырос и ему самому пора становиться «взрослой уткой».

3. Существует единственно верная модель воспитания

«Есть много разных вариантов воспитания и, вероятно, где-то есть правильный, который нужно найти и воспользоваться им».

Популяции нужны дети, которые умеют тщательно выполнять инструкции, но нужны и те, кто способен их нарушать. Единственный критерий, на который стоит опираться при воспитании, — это вы сами. Что делать, если в воспитание вмешивается старшее поколение? Например, вы запрещаете дочери играть со своей косметикой, но она идет к свекрови, и та дает ей свою. Как в таком случае устанавливать границы? Надо понимать, что бабушки и дедушки — что бы они ни говорили — абсолютно правы, потому что неправильных моделей просто не бывает. Более того, по одной из таких моделей уже воспитали вас. Нужно не бояться сказать им: «Спасибо вам, дорогие, за ваше мнение, но это моя семья и мой ребенок, и он будет делать так, как принято у нас. Но вам спасибо, потому что вы правы». Будет граница: косметику свекрови брать можно, мою — нельзя. Никакого разрыва шаблона в головах у детей не произойдет. Моя старшая дочь в пять лет была абсолютно самостоятельным ребенком. На выходные я возила ее к бабушке и прабабушке. Прабабушка, которая меня вырастила, после перенесенного инсульта перестала меня узнавать. Зато мою дочь она узнавала прекрасно, и, более того, когда я ее приводила, она как будто включалась и совершенно по-другому себя вела. Это выглядело так: открывается дверь, моя самостоятельная дочь входит в коридор, ложится на спину, поднимает кверху ноги и говорит: «Ты, Галя (это моя мама), снимай с меня сапожки, а ты, буля (сокр. бабуля), неси булочки с корицей». Я начинаю смущенно намекать, что, может, если не руки помыть, то хотя бы раздеться сначала, а потом уже булочки. На что моя бабушка, шаркая тапками, с подносом булочек в руках мне отвечает: «Пусть ребеночек первую булочку съест в коридоре, что плохого?» И забрасывает туда булочку. Что я могла возразить воспитавшей меня женщине, которая меня уже не узнает? Мне оставалось только выйти за дверь и исчезнуть. Через два дня я получала своего ребенка, и, как только она перешагивала порог, по щелчку включались те границы, по которым она жила дома. Дети умеют различать границы, главное, чтобы они были ясно очерчены. Наша задача — сообщить ребенку, в какой мир он попал, и сформировать свою модель воспитания.

4. Ребенок сам справится с учебой

«Со мной уроки не делали, но я же выучился. Я вырос нормальным человеком, значит, какая-то гарантия есть».

Эта позиция логически непротиворечива, кроме одного: вы — не ваши родители, ваш ребенок — не вы, и мир, в котором вы воспитываете своего ребенка, — не тот, в котором воспитывали вас. Ребенок может отличаться по темпераменту, силе нервной системы и другим параметрам, про различия в окружающей обстановке говорить не приходится. Поэтому применять чужие модели, а тем более пускать все на самотек — не лучший вариант решения проблемы. Есть шанс, что ребенок со всем справится сам и сможет многого достичь, но, чтобы увеличить этот шанс, помогите своему ребенку.

5. Кнут и пряник

Метод «кнута и пряника»: положительного и отрицательного подкрепления.

Есть два типа людей, которые не воруют. Одни боятся, что их посадят в тюрьму, другие чувствуют, что запачкаются в этом. «Кнутом и пряником» можно воспитать ребенка только первого типа. Второй тип — это чувства, заложенные значимыми людьми с детства. Не существует внутреннего нравственного закона, есть то, что когда-то в нас заложили, хотя мы этого и не помним. С помощью отрицательного подкрепления можно только прекратить нежелательное поведение. Чтобы воспитать хорошие привычки, необходимо помнить о положительном подкреплении. Когда ваш ребенок совершает что-то хорошее — в особенности, если раньше в подобной ситуации он поступал наоборот, — говорите ему о том, как это хорошо. Ребенок хочет быть хорошим и, подмечая моменты, отмеченные похвалой, будет пытаться повторить их.
При этом проецируйте эти чувства на себя: нет смысла говорить, что ребенок поступает хорошо или плохо по отношению к другому человеку, единственный человек, чьи эмоции и чувства его волнуют, — это вы сами. Берите ответственность на себя.

6. Дети не зверушки

«Методы, которые применяют к животным, нельзя применять к детям: это безнравственно».

Это ошибка. Когда дети рождаются, они на 80% — маленькие зверушки. Очеловечивание начинается почти сразу, но происходит постепенно. Пока ребенок маленький, в нем очень много звериного. И вещи, которые применимы к воспитанию котят, щенят и других животных, к нему тоже применимы. Вспомним об условном рефлексе, вызываемом методом положительного и отрицательного подкрепления.

7. Переговоры с ребенком

«С ребенком всегда можно договориться».

Психолог Лоренц Колберг строил этапы развития ребенка на основании его нравственного развития. Детям предлагались условия задачи: есть один мальчик, которому запретили лазить в буфет за вареньем. Однажды, пока никто не видел, он решил достать варенье и случайно уронил чашку; она упала и разбилась. И есть другой мальчик, которого родители попросили отнести из кухни в столовую поднос с чашками. Когда он нес поднос, то случайно споткнулся и разбил все чашки. После чего был задан вопрос о том, какой мальчик, по их мнению, больше виноват. Дети возрастом до пяти лет отвечали, что второй, потому что он разбил больше чашек. Когда вы договариваетесь с маленьким ребенком, нужно понимать, что вы пытаетесь договориться со структурой, существенно отличающейся от вас в интеллектуальном, психофизиологическом и морально-этическом плане. Иногда нужно сказать, что будет так, потому что вы старше и опытнее. Не стоит объяснять, как работает электрический ток, потому что ребенка это не волнует, он просто хочет засунуть пальцы в розетку. Начинать договариваться надо тогда, когда у ребенка сформируются представления о причинно-следственной связи и он начнет задавать вопрос «почему», на который вы обязаны будете ответить. Такое созревание обычно происходит после трех лет.

8. То, что правильно для меня, правильно и для ребенка

«Если для меня что-то очевидно, ребенок это тоже рано или поздно поймет. Если я считаю, что образование — совершенно необходимая вещь, он тоже начнет так думать».

Ошибочно полагать, что если учительница в школе говорит, что ваш ребенок умненький и ему просто нужно немного больше стараться, или вы приводите ему примеры других детей, которые взялись за ум, или ссылаетесь на авторитетных людей, то рано или поздно ребенок поймет, что нужно взяться за учебу. То, что для вас очевидно и правильно, для него не очевидно и неправильно. И сколько бы вы ни объясняли ребенку, это мало что сможет изменить.

9. Я лучше знаю, что ему нужно

«Я взрослее и умнее своего ребенка, поэтому я лучше знаю, что ему нужно».

Логически это непротиворечиво, у ребенка действительно гораздо меньше информации, сил, способностей формировать причинно-следственные связи. Но он — не вы. То, что нужно вам, ребенку может совсем не пригодиться, потому что он другой, у него могут быть совершенно другие потребности. Можно пробовать рассказать ему о своих взглядах, но при этом показывать, что это ваше мнение: «мне кажется», «я так думаю». Не говорите, что всем очевидно, что высшее образование нужно. Это очевидно всем, кроме тех, кто и без него нашел свое место в жизни и счастлив.

10. Ребенок решит мои проблемы

«Мой ребенок пришел в этот мир для того, чтобы я смог решить какие-то свои проблемы».

Это может быть одиночество, восполнение гармонии в семье или надежды на заботу в старости. Есть феномен мамы-аниматора. Это выглядит так: «С утра у нас 15 минут занятий с кинетическим песком, потом карточки по Гленну Доману, после чего мы полчаса занимаемся по Дюшену, далее прогулка, там мы кормим уток, заодно выучиваем латинские названия, следом обед и минут пятнадцать ролевые игры, затем у нас лепка…» Такая мама не смогла реализовать какие-то собственные потребности и теперь проецирует их на ребенка, взаимодействуя на самом деле с собой. Проблема в том, что через какое-то время она вдруг обнаружит, что за всем этим есть живой человек, со своим мировосприятием и интересами. И когда он начинает не дотягивать до определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, такая мама впадает в депрессию, ведь она уже все распланировала. Из этой ситуации нет положительного выхода. Рано или поздно это отразится и на родителях, и на ребенке. Ребенок приходит в мир не для того, чтобы вы решали свои проблемы. Он приходит как новая сущность, и решать должен он, а не вы. Мир через вас создает что-то новое, и это настоящее чудо.

Осторожно, орущая мама!

Взгляд ребенка. Дети воспринимают этот мир, взрослых, находящихся рядом с ними, заботу о себе, слова, поступки совершенно не так как мы. Их взгляд порой диаметрально противоположен нашему.

Мы готовы бросить к их ногам мир, свою жизнь, свое свободное время, интеллект. А им нужно совсем немного: наша любовь и… наш спокойный голос. Другими словами - чтобы мы на них не орали…

Мы не видим себя со стороны, когда повышаем голос на родное создание любого возраста. Мы не видим своих вспыхивающих безумных огнем глаз, искривленного лица, скрюченных пальцев, злобы, льющейся из нас потоком, не слышим жутких слов и выражений, извергаемых наших прелестным мамским ротиком…

Зато нас видит наш ребенок. И видит нас именно такими: злыми, орущими, неуверенными в себе, страшными и несущими в себе страх. В эти минуты он получает заряд страха на всю жизнь, от которого потом долго будет «отмываться», избавляться сам, с помощью психологов и любимых людей.

Что видим мы?
Сжавшееся в комочек создание, мечтающее только об одном: скорее бы все это закончилось! Глаза, наполненные страхом и слезами…

Разумеется, мы все это видим. Видим, но ничего не меняем. Почему?

Во-первых, потому что страх ребенка… доставляет удовольствие? К сожалению, именно так. Иначе бы мы этого не делали. В свое время, в детстве, мы получили свою порцию обид и страха. Потом, взрослея и будучи катастрофически недолюбленными, мы снова и снова обжигались, боялись, падали, ошибались, накапливая обиды и страхи. Появившееся дитя стало объектом для сливания негатива, ощущения власти над слабым существом. Увы.

Разумеется, мы не делаем этого специально. Разумеется, мы возмутимся, услышав заявление о получаемом удовольствии. Но Закон Вселенной гласит (вольная трактовка): «Повторяющиеся жизненные ситуации приносят удовольствие, иначе бы они не повторялись».

Во-вторых, менять тяжело. Чтобы изменить ситуацию, нужно посмотреть на себя со стороны, ужаснуться, простить себя, принять себя, полюбить себя. Я думаю, мы это можем сделать. Поехали?

Менять себя нелегко, но возможно
Первый шаг. Необходимо увидеть себя в момент ора. Да-да, это нелицеприятное существо со скрюченными пальцами, кроме содрогания ничего не вызывающее. Увидели? Не нужно ничего прибавлять к этому образу, он и так достаточно неприятный. А теперь: стоп!

Второй шаг. Примите себя такой, какая есть. Ни в коем случае не обвиняйте себя. Не ищите себе оправданий. Не пытайтесь искать виноватых в своем окружении. Вы такая, потому что на данный момент выбираете быть именно такой. Будем считать, что до сего момента вы просто не знали, как вести себя по-другому.

Третий шаг. Сейчас, когда вы смотрите на себя, не жалея и не обвиняя. Когда осознанно отодвинули эмоции и трезво глядите на ситуацию, самое время задать вопрос: а почему я, собственно говоря, ору? Неужели причиной моего ора стали именно поступки самого дорогого на свете существа? Кто, чьи мысли, поступки, страхи являются истинной причиной ора? Подумали? Ответили? Теперь мой любимый вопрос: ЗАЧЕМ я ору? Или другими словами: Чего именно я добиваюсь своим нынешним ором? Я только так могу изменить ситуацию? Я считаю этот способ самым эффективным?

Четвертый шаг. Надеюсь, вы давно перестали орать, извинились перед малышом или подростком (возраст не важен), ответили на вопросы и сделали выводы. Очень важно: не давайте себе клятв и обещаний, не берите повышенных обязательств, не пытайтесь быть идеальной мамой. Если вы все это на себя взваливаете, значит, не простили себя. Увы. Вполне достаточно видеть себя со стороны в момент ора. Учитесь останавливать себя. С каждым разом будет получаться все лучше. Ор просто потеряет всякий смысл.

Мнение ребенка
Для ребенка смысла в вашем повышенном голосе нет изначально. Он просто не понимает, почему вы вдруг из любимой, ласковой, доброй мамочки вдруг превратились в мигеру. В подавляющем большинстве случаев для ребенка неясен смысл вашего преображения. Он не в силах (до определенного возраста) посмотреть на мир сквозь призму ваших страхов и комплексов. «Вот я играю, и вот ты начинаешь орать», - думает малыш, мысленно обращаясь к матери. То есть орете вы именно для себя. И это еще одна веская причина с этим делом завязывать.

И еще. Спросите у своего ребенка о ваших недостатках, что ему в вас не нравится, почему происходит вот так, что можно сделать. Вы услышите очень интересные вещи. Вот, к примеру, фраза моего младшего сына Егора: «Мамочка, не надо извинятся и говорить, что ты меня любишь. Ты лучше не ори». После этих слов моя иллюзорная уверенность, что можно поорать, а потом извиниться, резко пошатнулась:))))

Напоследок
Вы скажите, что у вас не так? Я не только рада, я счастлива, что ваш ребенок растет в спокойной обстановке, наполненной светом и любовью, что громкие звуки в вашем доме слышны не просто редко, а очень редко, что ребенок имеет право голоса, а вы прислушиваетесь к нему, когда он чем-то недоволен. Но, увы, в подавляющем большинстве случаев это не так.

Кстати, результаты понижения голоса просто потрясающие. Вы начнете слышать своего ребенка, прислушиваться к нему, а он к вам. Мир, покой и любовь поселятся в вашем доме, а разве не это называется счастьем?

Екатерина Мануковская

Подписка на Последние Новости